Строительная биржа FORUMHOUSE: здесь вы можете бесплатно разместить заказ на строительство дома, ремонт, ландшафтный дизайн или установку инженерных коммуникаций

Татьяна Каштанова — о том, как после пандемии изменится загородное жилье, что будет с профессией дизайнера и почему «все эти онлайн чаепития» – выкинутое время.

Татьяна Каштанова — о том, как после пандемии изменится загородное жилье, что будет с профессией дизайнера и почему «все эти онлайн чаепития» – выкинутое время.

Татьяна Каштанова - Дамиани

Татьяна Каштанова - Дамиани

22.05.2020 г.
Татьяна Каштанова давно закрыла свой офис в Тоскане, потому что быстро научилась эффективной работе из дома. Она всегда говорила, что будущее за интернетом, что люди будут работать дистанционно в любой точке мира. «Я не думала, конечно, что это будет из-за пандемии и мирового кризиса, но знала, что с таким темпом развития технологий мы все обязательно к этому придем; и вот мы пришли, но я – раньше других» - рассказывает она.
FH: 
Вы называете себя первопроходцем дистанционного дизайна. Как вы к этому пришли и как вообще можно создавать дизайн дистанционно?
Т.К.
Как это было: я давно живу в Италии и, возможно, из-за того, что мне не хватало русскоязычного общения, сидела на профильных российских форумах. И там ко мне стали поступать заказы – сначала небольшие, с просьбой что-то исправить в проекте или дать совет по декорированию. Это у меня получалось довольно успешно, и я создала на одном форуме отдельную тему, где непрерывно публиковала отчеты, рассказывала, что мы с заказчицей выбрали и почему, и какой получился результат. Это было такое реалити-шоу, заказчица постоянно задавала мне вопросы и все могли наблюдать, как строится работа с дизайнером и создается дизайн помещения. Возможно, тогда я и открыла свой метод работы.

Пока я не наработала группы ребят, с которыми сотрудничаю до сих пор, было сложно. А сейчас в Москве у меня есть строители и столяры, с которыми мы отлично друг друга понимаем и с удовольствием работаем.
FH: 
Их вы тоже нашли в интернете?
Т.К.
Да, я написала на форуме: «мне нужен вот такой результат, давайте, ребята, посмотрим ваши работы, просчитаем сметы». Сначала выбирала по работам и смете, потом кого-то пришлось отсеять – у одного гадкий характер, у другого какие-то постоянные срывы сроков. А с теми, кто остались, мы вместе стали первопроходцами дистанционной работы.
FH: 
А как выглядит этот процесс? Как вы дистанционно осуществляете авторское сопровождение проекта?
Т.К.
Каждый заказчик, если у него есть такая возможность, хочет участвовать в процессе, контролировать, влиять на него. И этому не надо препятствовать, наоборот, лучше помочь во всем разобраться. Я даю заказчику задание: «Алексей, завтра вы поедете на объект, сфотографируйте мне вот эти и вот это, и снимите, как идет работа в целом». Он делает видеообзор, снимает моменты, которые мне важно проверить. И так, по фотографиям, по видео мы и работаем. Иногда, если позволяет связь, для меня проводят виртуальную экскурсию по объекту; есть строители, которые связываются со мной напрямую, и мы обсуждаем некоторые вопросы, минуя заказчика. Я давно так работаю, и, честно говоря, вообще не вижу никакой проблемы.
FH: 
И если к вам обратятся заказчики из страны, в которой вы никогда не работали, это тоже не будет для вас проблемой?
Т.К.
Думаю, нет. У меня хорошие навыки дистанционного мониторинга рынка.
FH: 
Когда вы работаете в России, вы используете материалы российских производителей?
Т.К.
Я всегда задействую итальянских производителей, но в последнее время, если есть возможность, беру материалы с российских фабрик – слава богу, на фоне санкций они начали быстро расти. Но все равно, если говорить о мебели и отделочных материалах, в России какой-то массовый дизайн, или все просто выпускают одну и ту же модель, слизывают ее друг у друга. Но вот некоторые зарубежные фабрики стали делать с российскими производителями совместные коллекции, и хотя они по качеству немного уступают европейским, по ценам это более приемлемо. Я стараюсь обращаться к таким компаниям, в том числе, чтобы помогать российскому производству.
FH: 
Можно ли сказать, что российские заказчики отличаются от заказчиков из других стран?
Т.К.
Да. В России другой образ жилья, здесь любят декоративный подход. Мне поэтому и нравится работать с россиянами – они восприимчивы к вау-эффектам. Я не стремлюсь к вау-эффектам, но всегда хочется выделиться из серости, хочется, чтобы гости квартиры чем-то ее запомнили. В Италии более практичный подход; итальянцы устают от насыщенных цветов в природе и не пускают их в жилье. В Украине…. помните их цветные и праздничные вышиванки? Украинцы любят это даже в современном дизайне, любят цвет, любят все яркое, но необычное. В Минске тоже любят не слишком блеклое, но там делают акцент на добротной мебели, и это национальная черта – все знают, что в Белоруссии делают хорошую мебель. В Германии тоже любят, чтобы все было практично, но там мне повезло с заказчиками, они из Казахстана и долго жили в Москве, поэтому чуть-чуть красоты мы все же навели.
FH: 
Как изменила вашу работу пандемия? Какими качествами, по вашему, должны обладать люди, чтобы справиться с кризисом, в котором оказались сейчас представители многих профессий?
Т.К.
Я задумывалась об этом. В начале пандемии у всех было нервное поведение, и я тоже через это прошла, а потом начала смотреть и переосмысливать. Многие затеяли движуху онлайн, стали вести какие-то встречи, чаепития, видео-уроки – но мне кажется, не надо в это все бросаться, это просто выкинутое время. Я дизайнер, и лучше я буду думать в сторону дизайна, искать, как мне углубить мои знания, как повернуть их в новую сторону, потому что после карантина изменится вся жизнь. Дом-японская капсула, которая рекламировалась в последнее время, вот это «здесь мы только спим» - уже не пройдет, нам придется пересматривать образ житья в нашем доме. Все равно рано или поздно жизнь начнет приходить в норму, но она пойдет уже по другому сценарию, и вот этот сценарий нужно отрабатывать. Поэтому я села и накидала, что именно мне нужно учитывать в ближайшем проектировании, и к чему подводить людей, чтобы не оказаться в такой ситуации, как сейчас, когда у многих людей в доме чего-то не хватает и им приходится проживать в экстремальных ситуациях.
FH: 
А к чему надо подводить людей? Чего они сейчас хотят от своих домов? Чтобы это было универсальное место, где можно было бы работать, отдыхать, жить?
Т.К.
Естественно, и чтобы было комфортно сразу нескольким поколениям. У меня много заказчиков, которые не любили дачу, просто ездили туда по выходным. А сейчас они стали задумываться, как из дачи сделать что-то приемлемое для жизни, задумываться о пристройках, настройках еще одного этажа, веранды, облагораживании всего дома. И о приобретении «умных» вещей, которые, кстати, уже несколько лет есть в производстве. Это смесители – уже есть такие, к которым можно поднести руки и польется пенка, а после паузы – вода, и не надо трогать диспенсер. Это самодезинфицирующая сантехника – сейчас ко мне, как и ко многим, не приходит помощница, и я каждый день дезинфицирую три санузла. А есть самодезинфицирующие унитазы, мойки, столешницы. Есть текстиль с нанообработкой, которые отталкивают пыль; достаточно побрызгать спеем, встряхнуть и он как новенький. Еще я поддерживаю эту российскую формулу, что унитаз должен быть отдельно от умывальника и ванной, не обязательно в отдельном помещении, но хотя бы отгороженным ширмой или стеклянной дверью. Если нет возможности установить рукомойник прямо у входной двери, пусть будет декор в прихожей, какие-то красивые бутылки с дезинфицирующими средствами. Вот все эти вещи войдут в нашу новую жизнь, и этим надо заниматься.

Вы, наверное, увидели, что, как только началась пандемия, многие дизайнеры начали разрабатывать, например, интересные маски. Я горячо это приветствую, дизайнер, если он дизайнер, должен заниматься своим делом, а не какими-то онлайн-чаепитиями и прочей ерундой. Миссия дизайнера – развиваться и помогать развиваться другим; я говорю сейчас и о производителях. Почему производитель хочет работать с дизайнером напрямую? Потому что дизайнер, как никто другой, расскажет заказчикам, что, для чего и как. Это отличная реклама, поэтому дизайнеры всегда получают хорошие скидки. Но я, как правило, отдаю скидки заказчикам, я хочу, чтобы дизайн был таким, как я нарисовала, поэтому беру деньги только за свою работу. Кто-то – да, занижает стоимость дизайн-проекта, но восполняет свой кошелек откатами, у меня другой принцип, но, может, это еще из-за того, что я работаю с разными странами и все это мне неудобно и не нужно.
FH: 
Татьяна, дизайнерам часто бывает трудно найти взаимопонимание с заказчиками. Как вы решаете эту проблему, тем более удаленно?
Т.К.
Пока идет притирка, я могу переделать первое помещение раза два-три, зато потом он отдает все остальное мне на откуп, потому что, прочувствовав заказчика я начинаю «выстреливать» помещение за помещением. Но на первом этапе работы сложности с новым заказчиком есть всегда. Не надо этого пугаться, это процесс притирки, заказчика надо настроить так, что – спокойствие, только спокойствие, мы сделаем десять вариантов, но найдем наш. Нельзя выдвигать ультиматумы: нет, все, выбирайте из этих вариантов, больше я вам ничего не предложу. Нет.
FH: 
Но бывают же заказчики, которые сами не знают, что им надо.
Т.К.
Для этого есть референтные картинки. Я не говорю заказчику: покажи мне картинку, в которой тебе все нравится. Так не бывает. Я говорю: ты мне скажи, что тебе нравится в этой картинке, цвет, еще что-то. Иногда говорят: я не знаю, что мне нравится в этой картинке, но что-то нравится. Но процесс пошел, я уже по другим картинкам начинаю понимать его вкус, и сама могу ему объяснить, что ему нравится. Это не сразу, но вырабатывается.
FH: 
Должен ли дизайнер быть перфекционистом?
Т.К.
Да. Дизайн интерьера – как картина, она должна быть законченной. Рамочка неподходящая – и уже все, образ не состоялся. Особенно, если мы доводим до профессиональной съемки. Сейчас, кстати, с этим стало полегче, я рада, что я появилась и расцвела профессия стилиста-декоратора. В самом начале дистанционной карьеры я испытывала ужасный дискомфорт, потому что мне и декорировать приходилось на расстоянии. Это было слишком и просто истощало: подвинуть каждый предмет так, чтобы он заиграл. А сейчас девочки за день прилижут интерьер так, что смотришь и диву даешься: как же здорово я сделала!
FH: 
Расскажите, пожалуйста, о ваших самых удачных проектах.
Т.К.
Все мои проекты мне дороги, потому что в каждый – плюс-минус – я вкладываю душу. И обычно я все довожу до последней чашечки. Мне очень нравится проект, который я веду сейчас, но он немного застопорился, потому что заказчик на Сахалине, часть материалов к нему идет из Италии, а мебель я заказывала в Москве. Ох, это была целая эпопея, мне нужна была расписная раковина, и мне пришлось купить пять, потому что их продавали только оптом. Хорошо, что я потом пристроила их в магазины. Потом я здесь, в Италии, заказывала пейзаж в тосканском стиле, и была целая история с таможней, это же произведение искусства, можно ли его перевозить. Я заполнила кучу деклараций, картину продержали целый месяц. Сейчас ее наконец-то довезли, и когда будет готово, я все выложу в сеть.
FH: 
Вы считаете свое общение на нашем форуме просветительской работой?
Т.К.
Да, это общение можно назвать и просветительством тоже. Это бывает непросто, и люди реагируют по-разному, многие считают, что «в деревне и так сойдет». Надо нести в массы красоту, не то, что высокий дизайн, а хотя бы понимание, что и загородная жизнь должна быть комфортной, красивой и современной. В Италии ко мне поступает много профессиональной информации, которой пока нет в России, и мне важно донести ее до людей.

Конечно, сейчас уже многие дизайнеры из России ездят на международные выставки, но десять лет назад, когда я начинала свою просветительскую деятельность, этого не было. И вот все эти тенденции, про которые я рассказывала тогда – стыковки пола без порожков, укладки фартуков от топа – прочно вошли в нашу жизнь, и сейчас это маст-хэв каждого дизайнера.
FH: 
Многие ваши коллеги никогда так не работали дистанционно, но с учетом того, как меняется мир, им придется. Вы уже давно стали на этот путь, что бы вы могли посоветовать людям, которые делают на нем первые шаги?
Т.К.
Каждому придется вырабатывать свои методы работы. У меня свой способ видеть цвета, я чувствую материалы на расстоянии, знаю, какие вопросы задать заказчику и знаю, что я от него хочу получить для успешной работы. Все индивидуально. Я, например, не люблю минималистничне проекты; по мне, они совершено одинаковые, я смотрю на них и не могу определить дизайнера. Плитка такая-то, мебель такого-то производства, а дизайнер-то где? Если дизайнер хочет как-то «ставить фирму» на свои проекты, индивидуализировать их, он просто обязан отличаться от других, и даже минимализм в его исполнении должен быть «с загогулинкой». Думаю, здесь у меня большое преимущество, потому что половину своей жизни я прожила в Узбекистане, и сейчас у меня в крови три культуры, узбекская, русская и итальянская. Я чувствую себя намного богаче дизайнера, который всю жизнь прожил в одной стране.
FH: 
Все мы с тревогой ждем, что мир после пандемии изменится, многие профессии станут невостребованными. Как вы думаете, что будет с профессией дизайнера интерьеров?
Т.К.
Я думаю, люди никогда не перестанут нуждаться в моей профессии, тем более сейчас, прочувствовав, насколько нужен практичный, красивый и оснащенный дом.


Справка FH

Татьяна Каштанова родилась в Узбекистане, по первому образованию хореограф, увлекалась сценографией и до сих пор мечтает сделать интерьер для кино. Образование дизайнера интерьеров получила в Италии, где живет с 1995 года. Называет себя первопроходцем дистанционного дизайна. В ее списке дистанционно реализованных проектов разные города России, Испании, Украины, Белорусии, Франции, Бельгии, Германии. Ник на FORUMHOUSE - Дамиани.

Лучшие мастера по стройке со всей страны

Закажите строительные работы или материалы прямо сейчас

Добейся большего с сертификатом

Все материалы созданы при участии самих производителей и доступны онлайн. Чтобы успешно завершить обучение и получить сертификат, пройдите тест.