Зима. И ты сидишь, попивая теплый чай и поглядывая на снежное великолепие через стеклянный фасад. Но вот зазвучали весенние трели, и стены дома раздвинулись. А ты, вместе со всей мебелью, «выезжаешь» наслаждаться ласковым солнышком

Первоначально гонконгский мастер трансформаций, Гари Чанг, задумывал нечто подобное. В 2001-2002 гг. он спроектировал «Дом-чемодан» с двойным дном. Отель отличается трансформируемым интерьером, в нем есть передвижные стены и скрытие комнаты. Удивительное здание расположено в долине Наньгоу недалеко от Великой стены. Когда, в 2005 году, архитектора пригласили поспособствовать застройке Пирогово, иностранцу и пришла мысль повторить свой опыт строительства необычных домов на российских просторах.

В новом доме, который Гари назвал «Матрешкой», меняться должно было не только внутреннее пространство, но и все здание. Предполагалось, что в зависимости от потребностей жильцов, тут все будет мгновенно разбираться, собираться и перестраиваться. Внешне «Дом-Экспресс» (окончательный вариант названия) похож на деревянную коробочку. Однако у нее есть, вернее, должен был быть, свой секрет: одна из стен могла раздвигаться.

Однако богатая фантазия архитектора не ограничилась только этим. Не менее оригинально Чанг решил поступить с мебелью. Он хотел поместить ее в трансформируемый модуль, который состоял из нескольких кубов, вложенных друг в друга (вероятно, отсюда – и название «Матрешка»). Эти кубы должны были выезжать из дома по специальным рельсам и раскладываться в кровать, стол и даже джакузи. Так что, если бы эта задумка была реализована, жильцы смогли бы обедать и принимать ванны прямо под открытым небом.

Заказчики пришли в восторг от этого проекта, который должен был стать местной достопримечательностью и даже символом курорта. Однако экономический кризис не позволил воплотить в жизнь эту идею. Express House оказался не только технически сложным, но и дорогостоящим. Новый владелец поручил российскому архитектору Тотану Кузембаеву переделать сезонное место отдыха в виде павильона (очевидно, что ванная на рельсах для зимы неактуальна) в сооружение для постоянного проживания.

Первоначально Кузембаев пытался сохранить основополагающий принцип проекта Чанга – трансформируемость, если не для внешних стен, то хотя бы для комнат. Предполагалось, что панели пола на первом этаже можно будет сдвинуть, чтобы попасть в полуподвал. Гостиная должна была содержать мобильную панель, которая, вместе с откидной лестницей, открывала доступ к эксплуатируемой крыше. На большой прямоугольной террасе вместо выдвижной мебели архитектор спроектировал открытый бассейн.

К сожалению, и на этот раз идеи уже российского архитектора не вписались в бюджет. Проект пришлось еще раз пересмотреть, после чего стало ясно, что удешевить его можно лишь одним способом – убрать все трансформируемые элементы и заменить их капитальными.

В результате два витража во всю высоту гостиной были заменены девятью стандартными стеклопакетами. Вместо мобильной панели появилось железобетонное перекрытие. Место откидной лестницы заняла обычная. Чтобы стационарная конструкция поместилась в небольшие габариты дома, его форму пришлось усложнить. Для этого потребовалось «отогнуть» часть стены, вследствие чего дом приобрел ромбовидный эркер. Теперь с небольшого выступа-башенки можно любоваться Клязьминским водохранилищем. На втором этаже появился полноценный балкон, который опирается на квадратные колонны. Ограждения балкона и кровли сделаны из тонких металлических тросов и стекла, а потому невидимы.

Со стороны водоема дом кажется состоящим из поставленных друг на друга коробок. Таким образом, Тотан Кузембаев если не технически, то хотя бы архитектурно воплотил в жизнь мысль Чанга о доме-трансформере.

Комментарии (0)