Интервью с руководителями, архитекторами АГ "Градиент"

Соколов Георгий Александрович – руководитель, архитектор

Соколов Денис Владимирович – руководитель, архитектор


А.: С чего начинался Ваш творческий путь?
С.Д.: То, что я буду архитектором, я знал еще в детстве. Мой творческий путь начался в тот момент, когда я взял в руки карандаш. Я рос в семье архитекторов, поэтому с кульманом был знаком с малых лет. На мое восприятие композиции и пропорций повлияло обучение в художественной школе. В 2002 году поступил в Санкт-Петербургский Архитектурно-строительный университет на кафедру архитектурного проектирования. После окончания устроился в мастерскую КБ «ВИПС». Она занималась разработкой проекта Мариинского театра. Задача у меня была довольно специфическая. По проекту Доминика Перро функциональный объем театра накрывался стеклянно-металлической оболочкой. По техническим причинам от стекла пришлось отказаться и от оболочки остался только металлический каркас. Он служил исключительно декоративным целям. Сечение стержней такой декорации доходило до нескольких метров. Моей задачей было построить цифровую модель и определить координаты пересечения стержней. Для этого был написан специальный скрипт. К счастью для города от такого архитектурного решения отказались. Затем я работал еще в нескольких архитектурных мастерских.
  


А.: Каким было начало самостоятельной независимой карьеры?
С.Г.: Совместными творческими поисками мы начали заниматься еще во время обучения в институте. В 2005 году объединились в экспериментальную группу «Градиент». Название означает постепенный переход из одного состояния в другое - процесс. Мы считаем, что это очень важное качество для архитектуры. На стартапе было довольно сложно найти клиентов, поэтому мы много участвовали в профессиональных конкурсах, мастер-классах и воркшопах.

А.: Вы помните ваш первый проект?
С.Г.: Наш первый совместный проект – участие в конкурсе на здание музея поселка Вайсенхоф в Штутгарте. Этот поселок застраивался известными архитекторами конструктивистами: Мисом ван дер Роэ, Ле Корбюзье, Вальтером Гропиусом. Во время войны некоторые дома были разрушены в результате авиаударов. Мы предложили здание музея погрузить под землю. Вход и фонари освещения выполнены в виде воронок образовавшихся после удара. Благоустройство продолжает тему взрыва. Различные элементы покрытий, скамейки и фонари замешены в деконструктивистский коктейль. Дом, существовавший на этом участке до войны, напоминает о себе благодаря светящемуся контуру. Проект был тепло принят нашими немецкими коллегами.

А.: Чем занимается ваша компания на сегодняшний день?
С.Г.: Мы занимаемся проектированием загородных домов и интерьеров. Это область архитектуры нам интересна потому, что в ней есть место для продуманных решений и инновационного дизайна. При этом проекты не требуют согласований и прочих бюрократических процедур. Также приятно, что работа в сравнении например с жилищным строительством выполняется для конкретных людей, которые будут пользоваться создаваемым пространством.

А.: Какой самый запоминающийся проект?
С.Д.: Индивидуальный жилой дом "Cut”. Ленинградская обл., пос. "Сосновка"
Индивидуальный жилой дом "Cut”. Ленинградская область, поселок "Сосновка". Привычный объем загородного дома препарируется. У него извлекается центральная часть. Прорезь, проходящая через центр объема, выделена красным цветом кровли и стеклопакетов. Разрез произведен в наиболее пикантном месте дома - по коньку. Таким образом самый узнаваемый элемент вырезается. Такой ход создает интригу. С помощью элементарного приема из типичного силуэта получен запоминающийся. Фасад дома состоит из двух слоев. Первый слой – белая штукатурка, второй – темно-коричневый планкен. Он закреплен на относе от стены при помощи ферм. Лотки и система водоотведения скрыты. Проектирование, строительство 2011г.

А.: С кем сотрудничаете?
С.Г.: Многие из наших друзей закончили Мухинское училище. Есть хорошие специалисты в области монументального искусства. Совместно мы работали над оформлением интерьеров частного бассейна. Там мы применялась мозаика, витраж, керамика.

А.: В каких городах или странах реализовывались ваши проекты? Существовали ли сложности работы за пределами родного города?
С.Г.: Наши заказчики строят в основном в Ленинградской области.

А.: Расскажите подробно о самом выразительном из таких проектов.
С.Д.: Индивидуальный жилой дом "45". Ленинградская обл., пос. "Сосновка". Основой формообразования дома является взаимное проникновение двух структур. Одна повернута к другой под углом 45 градусов. Они выявлены на фасадах материалом различного тона. В результате такого взаимодействия возникает интересный объем и сложное внутреннее пространство.



А.: Какие факторы вы обычно учитываете при работе с заказчиком?
С.Г.: Часто архитекторы говорят о том, что заказчик должен быть готов вести диалог. Я считаю, что это действительно самое главное. Хороший результат получается при тесном и открытом общении участников процесса, готовых прислушиваться к чужому мнению. Также важен позитивный настрой и амбиции заказчика. Приятно работать с людьми, которые горят идеей и действительно хотят получить что-то достойное и осмысленное.

А.: Существуют ли спорные моменты при согласовании будущего проекта? Доверяет ли заказчик вашему творческому взгляду или требует реализации своего видения?
С.Д.: Чем интереснее и необычнее проект, тем больше он вызывает споров. Мы стремимся к тому, чтобы наши решения при своей новизне были оправданы и основывались на здравом смысле. Поэтому то, что вызывает сомнения или идет в разрез с видением заказчика, часто удается защитить. Если заказчик с нами не согласен, мы пытаемся понять в чем причина, и как сделать лучше.

А.: В каком стиле предпочитаете работать?
С.Г.: Я не помню, чтобы в своей работе мы когда-то пользовались понятием «стиль». Каждый раз мы действуем с помощью приемов и средств, которые позволяют решить поставленную проблему или создать желаемую атмосферу. Делаем то, что уместно в каждом конкретном случае.

А.: Какие приемы используете чаще всего?
С.Д.: Обычно мы используем один из 4 подходов:

  • Средовой. Архитектура привязана к участку. Это означает, что объемно-планировочное решение объекта зависит от окружающей среды. Например, от рельефа местности, расположения по сторонам света, окружающей застройки. Здание может подстраиваться под окружение или контрастировать с ним.
  • Процессуальный. Понимание архитектуры, как процесса. В этом случае тщательно анализируется поведение людей, которые будут эксплуатировать объект. Выстраивается логическая цепочка их действий. Форма здания выстраивается в соответствии с этой логикой.
  • Формалистический. Иногда в голову просто приходит интересная форма. Это может быть результат рисования, макетирования или цифрового моделирования.
  • Архитектонический. Исторически сложилось, что архитектура строилась по определенным канонам. В древней Греции была ордерная система. Ордер показывает тектонику, то есть работу конструкции через форму. В современной архитектуре от этого стараются уйти. Фасады зданий обтягиваются оболочками, которые скрывают конструктивные элементы. Например, стадион Allianz Arena в Мюнхене, Kunsthaus в Граце или Bird`s nest в Пекине. То есть произошло разделение несущей и декоративной функций фасада. Я считаю, что здесь целое поле для экспериментов.


А.: Есть ли какие-то правила или этапы в вашей работе?
С.Г.: Главное правило – никаких правил!

А.: С какими материалами приятнее всего работать?
С.Д.: Нам интересны современные материалы с необычными свойствами. Например, Light concrete – светопрозрачный бетон, Pilkington - самоочищающееся стекло, TiMax - эффективный утеплитель, пропускающий свет, Smart glass - умное стекло, меняющее прозрачность.

А.: Есть ли какие-то предпочтения в выборе цветовой гаммы или все зависит от моды и пожеланий заказчика?
С.Г.: Конечно, многое зависит от пожеланий заказчика. Однако в выборе цветовой гаммы мы руководствуемся здравым смыслом. Помещения с редким пребыванием людей – яркие и контрастные, с частым – более спокойные. Если нужно визуально расширить пространство – используются светлые тона, создать более камерное – темные.

А.: Какие тенденции актуальны на сегодняшний день?
С.Г.: Как мне кажется, сейчас актуален минималистический подход - получить максимальный эмоциональный эффект за счет минимальных выразительных средств. Пространство архитектурного объекта должно быть мгновенно читаемым, интуитивно понятным. В основе одна яркая остроумная идея, один прием. Примером такого подхода может быть «National Aquatics Centre», более известный как «Watercube» (FOA).

А.: Вы стараетесь внедрять в работу современные технологические достижения, инновации, ноу-хау?
С.Д.: Мы стараемся внедрять в первую очередь современные подходы, способ мышления. Технологии и достижения это не самоцель, а лишь важный инструмент.

А.: К оформлению собственного жилища вы так же подошли креативно?
С.Г.: Я предпочитаю больше времени проводить вне дома — посещать общественные пространства или ходить в гости. Поэтому не стал тратить много времени на свое жилище. Подход чисто функциональный. Чтобы все было удобно и под рукой.

А.: Над какими проектами трудитесь сейчас?
С.Д.: Недавно закончили стадию эскиз для жилых секционных домов в Москве. Сложность заключалась в очень узких рамках, которые поставил заказчик. Предполагалось применить технологию сборно-монолитного каркасного домостроения. При высоте здания в 17 этажей и большой длине, дома получались очень масштабными. На мой взгляд, главной задачей здесь было сбить масштаб. Поэтому фасады не подчинены выявлению функциональной или конструктивной логики. Напротив - она маскируется. Фасады будто собраны из разноцветных блоков, объединяющих несколько этажей. Таким образом, удалось уйти от монотонной повторяемости. Для каждого квартала было предложено свое решение фасада. Это упростит идентификацию дома. Несмотря на такое разнообразие, все фасады построены по единой логике и связаны в единый комплекс.


А.: Проект вашей мечты? Возможно, он уже реализован?
С.Г.: Идей и планов на будущее много. Я считаю мечта – это то, чего невозможно достичь. А когда ты к ней приближаешься, она ускользает. Это ведет человека вперед - к мечте. Он никогда не остановится.

А.: Какие чувства возникают у вас, когда вы видите реализованный проект?
С.Д.: Бывает, идешь по городу задумчиво. Смотришь на дом и думаешь «кажется, я его где-то видел. А-а-а, я же его проектировал!»

А.: Все заказчики остаются довольными?
С.Г.: Без трудностей не бывает. Ведь нужно привести к равновесию противоположные аспекты – идеи архитектора, понимание заказчика, бюджет проекта и возможность технического исполнения.

А.: Если в вашем арсенале грамоты, награды, опыт участия в выставках?
С.Д., С.Г.:

  • Мастер-класс. Проект музея в поселке Вайсенхоф, г. Штутгарт, Германия. 2006г
  • Работа на конкурс "Летний павильон в Новосибирске" Новосибирск. 2007г.
  • Работа на конкурс "Музей Якова Чернихова". Санкт-Петербург. 2007г.
  • Участие в конкурсе на реконструкцию электростанции под музей. Гамбург. 2007г.
  • Ворк-Шоп. Концепция преобразования Гамбургской площади в Санкт-Петербурге "Интерактивный мост". Россия – Германия. 2007г.
  • Участие в смотре-конкурсе дипломных работ. Диплом за лучший концептуальный дипломный проект 2008г "Проект мобильного адаптивного комплекса Morfer box" Рук. проф. Лавров. Самара. 2008г.
  • Работа на конкурс "Arquitectum". Небоскреб с функцией SPA на участке напротив Колизея. Лима. Перу. 2010г.
  • Участие в ворк-шопе "Концепция высотного строительства на намывных территориях васильевского острова." Прошедшего в рамках Санкт-Петербургского молодежного фестиваля "Артерия". Санкт-Петербург. 16 августа - 22 сентября 2011г.
  • Участие в конкурсе «Inspiration hotel». Испания. Мадрид. 2012г.
  • Участие в конкурсе «Символ города». Россия, Ленинградская область, Сосновый Бор. 2012г.
  • Участие в конкурсе "Среда обитания XXI века", Петербург будущего. 2012г.
  • Участие в конкурсе и выставке «Красивые дома». Москва. 2012г.

А.: Ощущается ли конкуренция со стороны других специалистов отрасли?
С.Д.: Ощущается нехватка грамотных заказчиков.

А.: Как вы оцениваете современную российскую архитектуру/дизайн?
С.Г.: Как правило, строителей всегда пугают нестандартные решения. Уровень подготовки рабочих и организации строительства низкий. Качество образования архитекторов и дизайнеров падает. Организация учебы устарела. Нет своей производственной базы, все привозят — дорого. Возможности архитекторов и дизайнеров ограничены. Это тормозит развитие дизайна и архитектуры в России. С другой стороны появляются неплохие мастера по интерьерам. Всегда можно найти хороших специалистов. Все равно возможно добиваться хороших результатов.
Мы смотрим в будущее с оптимизмом.

А.: Влияет ли на нее зарубежные стили и приемы, или сегодня можно уверенно сказать, что российская архитектура (дизайн) имеет свое оригинальное лицо?
С.Д.: Ни в коей мере. Многие оригинальные идеи заимствованы из зарубежной практики. Почти все наверно.

А.: Вам не кажется, что современная архитектура и дизайн сейчас находятся на уровне оформления частных домов?
С.Г.: Оформление интерьеров – это своего рода экспериментальная площадка. На ней испытываются новые идеи и приемы. Однако мне кажется, что это больше свойственно для общественных интерьеров.

А.: Ваш взгляд на будущее архитектуры (дизайна)? Каким вы видите свой собственный город через 20-23 лет?
С.Д.: На момент публикации статьи я делаю работу для конкурса «Среда обитания XXI века, Петербург будущего». В своей работе я выражаю видение архитектуры города через несколько десятилетий. По правилам я не могу раскрывать подробности, однако приглашаю всех желающих на презентацию проектов 30 октября 2012г.

А.: Хватает ли у Вас времени на творческие хобби и увлечения?
С.Г.: Стараемся побольше путешествовать, смотреть хорошую архитектуру.

А.: Ваше жизненное кредо?
С.Г.: Все зависит от тебя.


На правах рекламы

Комментарии (0)