Композитор и певец Крис Кельми и в музыке, и в жизни любит смену ритма. Поэтому будни он предпочитает проводить в Москве, на уик-энд вместе семьей уезжает за город

Крис КельмиКомпозитор и певец Крис Кельми и в музыке, и в жизни любит смену ритма. Поэтому будни он предпочитает проводить в Москве, на уик-энд вместе семьей уезжает за город. Музыкант долго искал участок в сосновом лесу и нашел его на юго-западе Московской области.

- Этот сосновый бор напомнил мне Прибалтику, а мне хотелось, чтобы у меня на даче был кусочек родины. Ведь мои предки родом из Прибалтики. В Литве даже есть городок Кельме, который находится недалеко от Шяуляя.

- Большой у вас участок?

- 24 сотки. И он расположен под наклоном. Здесь большой перепад высот, что хорошо для подземных вод. Мы решили обратиться к специалистами пригласили ландшафтных дизайнеров, которые сделали трассирование и придумали дизайн будущего сада. Они выровняли участок, сделали террасы, альпийские горки, разбили дорожки, и получился цивилизованный лес с намеком на Прибалтику.

- Были какие-нибудь трудности при создании «цивилизованного леса»?

- Трудностей было немало. Мы проредили лес, оставив в основном хвойные — сосны и несколько елей по краям участка, затем занялись грунтом. Почва здесь суглинок — ничего выдающегося, поэтому сюда привезли чернозем и песок. У меня сохранились фотографии дачи, когда тут еще не было верхнего слоя, а был лишь насыпанный песок и сосны утопали в песчаных дюнах. И было ощущение, что находишься в Юрмале.

- Специалисты говорят, что довольно трудно разбить газон среди сосен...

- Потому что траве нужен свет, а сосны отбрасывают тень. Я думаю, наши ландшафтные дизайнеры прекрасно поработали и очень хорошо сделали дренаж для газона. Четыре года назад в Подмосковье была засуха, и газоны у многих наших соседей погибли. А у нас — сохранился, хотя мы его практически не поливали. Приятно, что в тот тяжелый засушливый год ни одна из наших посадок не погибла.

- Насколько я поняла, ваше любимое дерево — сосна.

- Возможно. Жизнь в сосновом бору оказалась не только приятной, но и комфортной. Летом здесьКрис Кельми практически не бывает комаров, к тому же, хоть и тяжело убирать сосновые иголки, но все же легче, чем убирать осеннюю листву. Кстати, у нас посажены три альпийские сосны, которые символизируют наше семейство. Большая сосна — это я, поменьше — моя жена Людмила, а маленькая — сын Кристиан, который в прошлом году поступил в колледж программирования и экономики.

- Он не захотел стать музыкантом?

- Нет, вместо «лирика» он решил стать «физиком». Но вернемся к цифрам. Волею судеб, у нас оказалось на участке три дуба — огромный, небольшой и маленький дубочек. Мне кажется, что они тоже символизируют нашу семью. А совсем недавно появился еще четвертый... Говорит ли это о том, что будет еще один ребенок? Может быть... Однако получается, что у нас цифра три перешла в цифру четыре.

- Все-таки какие-то лиственные деревья вы оставили!

Крис Кельми- Да, есть еще березки... Я считаю, что они правильно вписываются в пейзаж и создают тут определенный микроклимат. Некоторые деревья мы посадили сами — клены, казацкие можжевельники и голубую ель, а также по краям участка высадили кустарники — спирею, пузыреплодник.

- У вас довольно много земли, однако вы не стали строить большой дом, почему?

- Я решил, что у меня будет небольшой домик, а то бывает — люди строят дом, который занимает половину участка. Строят дома по три этажа, по четыре. А затем делают на третьем этаже кладовки, в которые никогда не заходят.

Я думаю, дом должен быть функциональным. В доме должны быть кухня, столовая, гостиная, спальня и ванная.

- У вас несколько альпийских горок, вы принимали участие в их создании?

- Пытался. Я был удивлен, когда увидел, что для создания этих многоярусных горок к нам привозили целые машины камней. А потом был удивлен вдвойне, когда узнал, что этим камням еще придают специальную форму — по-особому их обтесывают. И однажды я без дизайнеров попытался сам положить пару камней — смотрю — некрасиво, положил по-другому — тоже некрасиво. Оказывается, у построения альпийских горок есть своя техника, свое искусство. На мой взгляд, наши альпийские горки выглядят эффектно и хаотично — такой разбушевавшийся Бетховен в природе!

- Я знаю, что вы большой поклонник тенниса, однако на даче у вас есть лишь баскетбольное кольцо, а о теннисе ничего не напоминает!

- Я занимаюсь теннисом с четырех лет и в юности стоял перед выбором — стать музыкантом илиКрис Кельми теннисистом. И сейчас продолжаю принимать участие в различных теннисных турнирах. В Москве я часто играю в теннис, а на даче от него отдыхаю. Здесь его заменяет утренняя зарядка или 20-минутная пробежка. На улице у меня стоит душ, и после утренних занятий спортом я люблю принимать холодный душ.

- Жаль, что мы зимой к вам не приехали!

- Зимой я этого не делаю, но в прохладную летнюю погоду — частенько.

- Вы говорили о теннисе, а что нового в творчестве?

- Сейчас на DVD вышел мой трехчасовой концерт «Замыкая круг», а в формате тр-3 — 12 моих альбомов и группы «Рок-ателье». И я готовлюсь к запуску новых песен.

- Лес всегда скрывает какие-нибудь тайны, а в вашем лесу есть секреты?

- Секреты?! Ну, разве что два колодца, которые практически незаметны, потому что засажены кустарником. Здесь прекрасная и очень вкусная вода, и, главное, она всегда есть.

- Ваша дача находится недалеко от Москвы, и тут созданы все условия для комфортной жизни: от воды — до телефона. Наверное, в жаркие летние дни, когда в центре города невозможно находиться, вы переезжаете жить на дачу?

- Для меня важно постоянно менять ритмическую структуру, график. Приехал за город — здесь тишина и покой, побыл немного,  потом раз — и уехал в Москву, где царит вечное движение.

Комментарии (0)