У многих столичное управление Росрегистрации ассоциируется с длинными очередями, в которых вынуждены стоять люди, желающие зарегистрировать право собственности на квартиру или гараж

Так было, но быть не должно. Недавно назначенный руководителем Управления Федеральной регистрационной службы по Москве Иван Кондрат намерен поломать устоявшийся стереотип. Об этом он рассказал на "Деловом завтраке" в "Российской газете".

Интернет против коррупции

Российская газета: Иван Николаевич, нет смысла отрицать, что проблема коррупции коснулась и вашей службы. Интерес к столичному управлению Росрегистрации со стороны коммерческих структур, особенно тех, которые специализируются на так называемых "спорах хозяйствующих субъектов", повышенный. И у вас как человека, имеющего богатый прокурорский опыт, наверняка есть своя точка зрения на эту проблему.

Иван Кондрат: Все начинается с наведения элементарного порядка. Я понимаю, что мысль эта не новая, но в нашем случае многие проблемы возникли именно из-за того, что в какой-то момент был ослаблен контроль за трудовой дисциплиной. Есть такой документ - Административный регламент, в котором детально прописываются все действия государственных регистраторов. Если добиться точного исполнения регламента, большинство негативных моментов, о которых говорится сегодня, исчезнут.

Мы стали анализировать нашу работу и выявили в ней наиболее уязвимые места, создающие предпосылки для злоупотреблений. Главное - это недостаток информации. Люди зачастую даже не знают, какие документы им необходимо получить для оформления права собственности и куда именно нужно обращаться. Были случаи, когда они приходили с ними прямо на прием ко мне. Другие привлекают для этого посредников, которые крутятся около чиновников. Коррупция ведь на пустом месте не возникает.

РГ: И как вы собираетесь ликвидировать такие пробелы?

Кондрат: Мы запустили новый проект - интернет-консультацию. На специальном разделе нашего сайта размещены наиболее часто задаваемые вопросы и ответы на них. Причем изложены они в очень простой форме, понятной даже юридически неподготовленному читателю. У нас есть и другие методы контроля за тем, как чиновники выполняют свои обязанности.

РГ: Какие, если не секрет?

Кондрат: Мы, к примеру, проводим экспресс-опросы, во время которых просим граждан оценить работу подразделений.

С недавнего времени у нас работает телефон доверия. Любой человек может позвонить по нему и высказать свое мнение о работе управления.

РГ: Кого-то уже уволили по просьбе москвичей?

Кондрат: Нет, но все поступающие сигналы беру под личный контроль. Они проверяются, а о результатах заместители докладывают мне. Считаю, что мы должны работать не просто для граждан, а для конкретного человека, создавая ему максимальный комфорт и представляя его интересы. Люди должны видеть в чиновнике своего помощника, а не врага.

РГ: Тем не менее вокруг управления крутятся различные прилипалы, которые не только хорошо зарабатывают на посреднических услугах, но и, судя по всему, подкармливают конкретных людей из числа ваших подчиненных. Как разорвать эту коррупционную цепочку?

Кондрат: На сегодняшний день я знаю только одного официального посредника - это ОАО "Мосжилрегистрация", учрежденное правительством Москвы.

Эта организация принимает документы от граждан, обрабатывает их, а затем по доверенности передает в наши приемные. По закону на принятие решения отводится один месяц. За это время мы должны либо зарегистрировать право, либо отказать, либо приостановить регистрацию, если для этого есть основания. Если человек по каким-либо причинам не может столько времени ждать, он обращается в "Мосжилрегистрацию". Они благодаря предварительной обработке документов обеспечивают регистрацию прав собственности в более короткие сроки.

РГ: Но ведь самое сложное зачастую - это сдать документы. Люди тратят на это массу времени, поэтому и идут к посредникам, как официальным, так и неофициальным. А там только за составление договора берут порядка 2 тысяч рублей.

Кондрат: Это право выбора гражданина. Есть моменты, которые от нас не зависят. Мы не можем запретить человеку прибегать к услугам адвоката, "Мосжилрегистрации" или кого-то еще, если он так решил. Также мы не можем заставить БТИ и другие организации, без участия которых невозможно зарегистрировать права собственности, работать по-другому.

Мы лишь обязаны принять пакет документов в том объеме, который определен законом о регистрации, провести их экспертизу и затем осуществить регистрационные действия.
Вместе с тем я понимаю, что вопросы к нам отпадут, когда люди перестанут простаивать часами в очередях, чтобы сдать документы. К примеру, у нас в здании управления на Большой Тульской долгое время работало окно "Мосжилрегистрации". Теперь его там нет.

РГ: За что вы их так?

Кондрат: Считаю ненормальным, когда посредник, пускай официальный, сидит в одном с тобой помещении. Наша главная задача - ликвидировать очереди, а для этого надо увеличить пропускную способность самого управления, а не думать о том, как дать возможность заработать посреднику. Так что мы сейчас открыли пять дополнительных окон приема.

Мой рабочий день начинается с того, что я проверяю, есть к нам очереди или их нет. В последние годы очень востребована услуга по проставлению апостиля. В день в среднем с этим вопросом к нам обращаются 30-50 человек. В год набегает до 30 тысяч документов. И люди были вынуждены выстраиваться в одно окно. Я дал команду не только увеличить продолжительность рабочего дня, но и открыть дополнительные окна для приема документов.

Еще раз повторю, мы начали наводить элементарный порядок. Выполняй то, что тебе предписано должностным регламентом, и это уже половина успеха.

РГ: Но как заставить чиновников ответственно подходить к своей работе, если их зарплаты по сравнению с коммерческими структурами невелики?

Кондрат: Мы объясняем людям, поступающим к нам на работу, систему оплаты и условия труда, и они с ними соглашаются. Так что это их сознательный выбор. Другое дело, что многие, подучившись, затем уходят в коммерческие структуры. Это, безусловно, проблема, но я отношусь к ней спокойно.

РГ: Среди предпринимателей в ходу такой анекдот: "Как отличить плохого чиновника от хорошего? Плохой зарабатывает на том, что создает бизнесменам проблемы, хороший - на том, что их решает". Вы обладаете богатым опытом работы в правоохранительной структуре, как все-таки нам избавиться от таких "плохих" и "хороших" чиновников?

Кондрат: Спасибо за интересный вопрос. Знаете, выделил бы еще и третью категорию чиновников, которые работают честно и не зарабатывают на коммерсантах. И к этой категории отнес бы себя. Кроме прокуратуры, я нигде не работал. Поэтому для меня есть два критерия в работе: исполнение закона и защита интересов людей. Хочу добиться такого же отношения к работе и от своих подчиненных.

С теми, кто с таким подходом не согласен, мы расстаемся. Безусловно, очиститься за один день невозможно. Это довольно кропотливая работа. Но, поверьте, будут негативные факты, будет на них и соответствующая реакция.

РГ: Не планируете провести что-то вроде ревизии дел?

Кондрат: Я собираюсь оптимизировать систему управления. Нас это заставляет делать не только жизнь, но и требования регламента, по которому мы работаем. Но это опять же вопрос не одного дня. С некоторыми руководителями, которые не обеспечивали исполнения своих должностных обязанностей на должном уровне, мы уже расстались. В частности, покинули свои посты начальники отделов по регистрации некоммерческих организаций и по контролю и надзору в сфере адвокатуры и нотариата.

Адвокатские потери

РГ: Раньше у вашего управления отношения с адвокатским сообществом складывались непросто. Это как-то связано с увольнением?

Кондрат: Нет. Есть неудовлетворенность теми результатами и тем отношением к делу, которые демонстрировал этот сотрудник. Я как руководитель вижу работу этих подразделений на другом, более высоком профессиональном уровне.

Что касается адвокатского сообщества, оно должно четко понимать, что существует федеральный закон, который возложил функции контроля и надзора за деятельностью адвокатов на Управление Федеральной регистрационной службы по Москве.

Мы не собираемся ни с кем бороться. Но мы будем строго проводить государственную политику по тем вопросам, которые вменены нам в обязанности.

РГ: Это, пожалуй, самое главное: в каких вопросах?

Кондрат: Мы ведем реестр адвокатов, выдаем им удостоверения. Я лично их подписываю.
В связи с этим, кстати, уже возник один вопрос, который я поставил перед руководством Адвокатской палаты города Москвы. Адвокаты очень часто теряют свои удостоверения. А ведь это не просто корочка, а документ, который дает им право доступа в следственные изоляторы - на режимные объекты. Некоторые адвокаты умудряются по нескольку раз терять свои удостоверения. Одному мы его выписывали трижды. При этом они представляют смехотворные объяснения. Или просто пишут: потерял, но не знаю где. Один раз принесли справку из милиции: мол, адвокат такой-то потерял свое удостоверение. При чем здесь милиция? Естественно, как руководитель управления требую навести порядок в этом вопросе.

Еще один важный момент - соблюдение профессиональной этики адвоката. В наш адрес поступает немало представлений с жалобами на некорректное поведение адвокатов как во время следствия, так и при рассмотрении дел в судах. Существуют Квалификационная комиссия и Совет Адвокатской палаты г. Москвы, где они рассматриваются. Квалификационная комиссия должна в рамках дисциплинарного производства проводить разбирательство и дать соответствующее заключение для Совета Адвокатской палаты, который выносит окончательное решение. Но на сегодняшний день все проштрафившиеся адвокаты почему-то ею оправдываются. Нас такая практика не устраивает. Мы будем добиваться беспристрастного подхода со стороны адвокатского сообщества в этом принципиальном вопросе.

Откуда деньги, НКО?

РГ: Насколько известно, вы провели масштабную проверку некоммерческих организаций. Многим это не понравилось. Общественность ропщет по поводу тотального контроля со стороны государства.

Кондрат: О каком тотальном контроле можно говорить, если в нашем управлении этим вопросом занимаются 10 человек? А число зарегистрированных у нас НКО превышает 25 тысяч. Мы провели за год несколько десятков проверок. Выяснилось, что примерно 40 процентов из проверяемых организаций, которые зарегистрировались еще в 1998-1999-х годах, практически прекратили свою деятельность. С тех пор они ни разу не заявили о себе и не сдали ни одного отчета.

РГ: А сколько из общего количества зарегистрированных НКО отчиталось перед вами в нынешнем году?

Кондрат: Около 10 процентов.

РГ: Что вы собираетесь делать с остальными?

Кондрат: Есть определенная законом процедура. Выносим предупреждение. Если реакция не последует, через 30 суток - еще одно. А затем обращаемся в суд с иском о ликвидации НКО.

РГ: И все-таки по какому принципу вы выбираете НКО, которые необходимо проверить в первую очередь.

Кондрат: Принцип простой. Мы идет сначала к тем, кто не информирует нас о своей деятельности.

РГ: Многие сетуют на то, что новая форма отчетности очень сложная и непонятная.

Кондрат: Это не так. Просто надо быть внимательнее при ее заполнении. Мы неоднократно организовывали различные сборы, консультации, семинары для представителей НКО, на которых разъясняли, как нужно готовить отчеты и куда их необходимо направлять. Тем не менее встречаются еще организации, которые делают это по старинке или сдают свои отчеты не нам, а в налоговые органы.

РГ: Вопрос от нашего читателя с чувством юмора. Как зарегистрировать гараж в гаражном кооперативе в Восточном округе столицы. Сегодня это мучительная процедура. Неужели нужен Дзержинский?

Кондрат: Действительно, есть определенные сложности с регистрацией гаражей. Проблема в правоустанавливающих документах. Здесь все зависит от того, было ли официальное разрешение на строительство или гараж поставили там, где захотели? Если речь идет о последнем варианте, то зарегистрировать гараж нереально.

РГ: В сферу ваших обязанностей входит также и контроль за нотариусами. Судя по тому, что вы сменили руководителя отдела, занимавшегося этим направлением, проблем у вас хватало.

Кондрат: Меня не устраивала работа этого подразделения. И мы государственный контроль на этом направлении будем усиливать. Это наша прямая задача.

РГ: Никто так и не может объяснить москвичам, почему в столице так мало нотариусов. Люди вынуждены проводить массу времени в очередях, чтобы оформить самую простую доверенность.
Кондрат: Это решается в соответствии с законодательством Российской Федерации о нотариате.

"Российская газета" - Центральный выпуск №4561 от 14 января 2008 г.
Комментарии (0)